Исполнение желаний

Чудо   … Алрой (если по-нашему, то Степаныч), или просто Ал, привычно зашел на цветочный рынок, чтобы успокоиться, помечтать, полюбоваться цветами. На работе все время досаждали. Дома тоже была круговерть. А здесь царила совсем другая атмосфера.

Прилавки были завалены цветами, привезенными со всего света, красочными, роскошными, изысканными. Они наполняли воздух удушливым ароматом праздника. Возбуждали воспоминания о неиспытанных страстях. Заставляли сердце биться как-то иначе. Не так, как всегда, а в ожидании несбыточного.

Следуя им же заведенной традиции, Ал не спеша обошел рынок. Приценился к розам и герберам. Подержал в руках тюльпаны и хризантемы. Вобрал в душу половодье цветов, чтобы унести с собой на волю не просто игрушечный букетик, а ощущение сказки, биение жизни, суету человеческого столпотворения.

И вдруг в самом центре большого зала увидел почти пустой прилавок, от которого, тем не менее, исходило какое-то золотистое сияние. Посередине прилавка красовалась витая узорчатая ваза, в которой стоял только один цветочек, один единственный. За прилавком возвышалась импозантная фигура Мужчины неопределенного возраста в строгом темном костюме, как бы отделявшем его от происходящего вокруг. И внешний вид Мужчины, и черты лица казались самыми обыденными, и в то же время в них было что-то необыкновенное. Они как будто плыли, колебались, растворялись в воздухе и тут же вновь становились четкими и определенными. Чудо

Ал не успел ничего сообразить, как ноги сами понесли его к непонятному прилавку и его не менее странному Хозяину, спина согнулась в полупоклоне, а рот, издав гнусноватый смешок, поинтересовался:

– Чем торгуем, любезный?

– Исполнением желаний, – услышал он в ответ, и обомлел. Мерцающая пара глаз смотрела на него внимательно и требовательно, как бы оценивая и предупреждая:

– Пожалуйста, без баловства. У нас предприятие серьезное. Сказано, что торгуем исполнением желаний, значит, так оно и есть на самом деле. Расспросы и сомнения излишни. Чудо

Однако Ал не внял предупреждению и, почесав в затылке, все же переспросил:

– Что, любых желаний?
– Да, любых.
– И что, в любом количестве?
– Да, в любом.
– Обычно, вроде, не больше трех обещают.
– Что-то читал или слышал на этот счет. У контрафактной продукции, как и некачественных услуг, всегда ограниченный срок годности. Мы контрафакт не предлагаем.
– А что вы предлагаете?
– Как что? – Мужчина напротив в недоумении приподнял брови, – исполнение желаний.
– Понятно-понятно, вы уже говорили. Хотел бы узнать подробнее, каких желаний. Какие из них вы предлагаете исполнить?
– Как каких? – пожал плечами Внушительный господин, продолжая сверлить Ала огненным взором, – любых.
– Каких любых? – не унимался наш герой.
– Ну, каких, каких, господин хороший, – почмокала губами Человеческая глыба, – тех, которые вы закажите. Желания же ваши. Мы в их выбор не вмешиваемся. Ни-ни.

И после небольшой паузы, чтобы пресечь игру в кошки-мышки, перешел в контратаку:

– У вас желания есть?

– Мммм…, – промычал Ал нечто нечленораздельное и осекся. Все это время он вел глуповатый шутейный разговор, дабы выиграть время. Происходящее повергло его в ступор. Все это было настолько неожиданно. Ему требовалось подумать, освоиться, привыкнуть. Решить: что это – веселый розыгрыш? – Нет, не похоже. Совсем не похоже. Кому такой розыгрыш под силу? Да и зачем? – Если не розыгрыш, то что? – Нет, вроде, у меня крыша не поехала. Все, как всегда. Все, как обычно. Только прилавок не от мира сего. – Ага, что же это получается, я попал в лапы нечистой силы? – Очень похоже. Только зачем я ей? Соблазнять совсем некого стало, что на меня позарились? – А чем я плох? Мужик как мужик. Жаловаться не на что. Конечно, как-то скучно, тоскливо жить стало. Что есть, то есть. Ничего яркого, яростного. – Так, может, попробовать? Действительно, чем я рискую? – Ничем. Что, у меня душу нетленную взамен попросят?

Видимо, потусторонней силе надоело самоедство Ала, или Расплывающийся образ счел, что пора вмешаться, но он как-то органично встрял в разговор Ала с самим собой. Чудо

– Конечно, попросим. Как без этого? Только плата небольшая. Даже очень сходная. Кому по нынешним временам души-то нужны? Им цена за полсотни полушка. Народу ведь на планете вон сколько развелось. И все готовы душу дьяволу продать. Только помани. Сами за нами бегают. Всучить пытаются. Однако нам абы какие не нужны. У нас стандарт качества высокий.

– Так что, выходит, у меня душа какая-то особенная?

– Не могу знать. Вопрос в компетенции Отдела оценок и планирования Небесной канцелярии. У меня же поручение: предложить исполнение желаний. Все. Ничего больше сказать не могу. Так мы как – будем желания-то исполнять? А то рынок скоро закроется. У меня же еще дел невпроворот.

– Да я не против, – пожевав губами, настороженно ответил Ал. – Только какие желания?

– Э, да мы на третий виток заходим. Давайте по-честному. Или вы принимаете предложение и заказываете свое первое желание – любое, там разберемся, – и мы бьем по рукам, или я закрываю лавочку. Решайтесь. От судьбы второго такого подарка ждать не приходится. Так, я сворачиваюсь?

– Постойте-постойте, – спохватился Ал. – Конечно, согласен. Кто же от такой возможности отказывается? Только я действительно не знаю, чего такого пожелать. Вы же понимаете: работа, заботы, начальство, родители престарелые – рутина заела. Может, подскажите. Вы же человек (или как там вас) опытный. Чудо

– Не в том дело, опытный или неопытный. Просто правила игры такие. Если я что подскажу, это уже будет не ваше желание. Ну, вспомните, может, вы хотели бы каких-то приключений? Или элементарно трахнуть кого-то, звезду какую, топ-модель, на худой конец?

– Точно. В предпоследнем классе лицея был по уши влюблен в Клариссу. Не девчонка – вихрь. Как мне хотелось с ней поближе познакомиться. Значит, я…

В тот же миг Ал оказался в постели с грузной незнакомой ему женщиной необъятных размеров.

– Ягненочек, – яростно завопила она, властно прижимая его к груди, – наконец-то ты мой. А я уж думала, нос воротить стал. Дескать, помоложе есть да попокладистее. Сколько раз проходил мимо меня, не оборачиваясь, как будто не замечая. Ничего, мы наверстаем все упущенные годы. Ты только не сопротивляйся. Сейчас будет хорошо.

– Нет, – взвыл Ал дурным голосом, – не хочу. Верните меня назад. Немедленно.

И сразу же оказался лицом к лицу с Нежданным благодетелем. Тот понимающе дал ему стакан горячительного, чтобы Ал отошел от испытанного стресса. Подошел поближе и дружески похлопал его по плечу:

– Не расстраивайтесь. Бывает. У кого-то из европейских народов есть даже поговорка «первый блин комом».

– Какой блин, каким комом! – завизжал Ал. – Ты кого мне подсунул? Меня чуть кондратий не хватил. Я же девчонку из своего класса вспомнил, любовь свою стародавнюю, которая когда-то мне так нравилась. А ты…

– Прошу без фамильярности. Мы с вами на одном горшке не сидели. И пуда соли тоже не припоминаю. А что не девчонка, это само собой разумеется. Наша контора чтит существующие законы природы. Мы уважаем константы и ограничения, установленные Создателем, хотя и не во всем с ним согласны. Менять их мы не в праве. Да и силушки такой нет. Тем более, «по моему хотению, по щучьему велению». Так что прошлое альтерации не подлежит. Иначе и нынешнее не состоялось бы. А вот с реальным временем можем делать все, что захочет наш клиент. Поэтому наедине с вами и оказалась ваша тогдашняя пассия из сегодняшнего дня. Извините, ежели не угодили. Такова жизнь. Какое следующее желание будем загадывать?

– Ничего себя ляп. Так вообще настрой на то, чтобы что-то желать, можно убить.

– Клиент всегда прав. Я уже принес свои извинения. Наше единственное стремление – предоставлять услуги высшего качества. А в отношении настроя, что-то он не особенно чувствуется.

– Можете меня не подкалывать. Вспомнил, чего хочу на самом деле. Вам доставит удовольствие услышать об этом. Когда был молодым и глупым, прикидывал, как использовать стандартные три желания таким образом, чтобы они не иссякали. Хотел стать целителем, чтобы излечивать всех вокруг, возвращать молодость, силы и красоту. Мечтал еще о чем-то таком, связанном с всеобщим благом. Чудо

Так вот: хочу, чтобы все мои желания исполнялись. Тогда никто не будет стоять над душой и занудствовать. И вы мне будете не указ.

– Эх, пытался я объяснить, что желания должны быть разумными. Что, как и все остальное, они подчиняются действию законов природы. Не получилось. Пусть будет по-вашему.

В тот же миг все вокруг погрузилось в непроницаемую тьму, неразличимую, антрацитовую.

– Что это? Где я? Что случилось? – привычно уже завопил Ал противным тонюсеньким голосом.

– Вы потребовали, чтобы все ваши желания исполнялись, – напомнил назидательный бас Загадочного существа. – Все означает все. Здесь не может быть разночтений. И те, которые вы произнесли вслух, и те, о которых только подумали. Последнее ваше желание было, чтобы все провалилось в тартарары, включая меня. Все и провалилось. В том числе и вы сами. Ведь вы тоже являетесь частичкой всего. Я рядом с вами потому, что принадлежу этому месту. Мне никуда проваливаться не надо. Чудо

– Какой ужас, – разрыдался Ал. – Значит, все кончено. Я уничтожил наш мир. Своими собственными руками. Я хуже этого, который сжег храм Артемиды.

– Герострата. Не убивайтесь. Еще не все потеряно. Иначе бы и вы сами ничего не ощущали. Мир обладает определенным запасом прочности. Он жутко инерционен. Все еще можно поправить. Надо только действовать быстро. Желайте.

– Хочу, чтобы все было, как прежде, – изо всех сил закричал Ал, для убедительности размахивая руками.

В ту же секунду все вокруг сделалось таким, каким было до того. Ал стоял в центре большого, хорошо освещенного зала, забитого цветами, напротив уютно оборудованного прилавка, за которым расположился Кудесник.

Но Ал не был бы плоть от плоти нашего времени, если бы молниеносно ни придумал еще одну каверзу:

– Хочу, чтобы всем было хорошо, и все были счастливы, – подумал он про себя и свысока посмотрел на внимательно наблюдавшего за ним Темного посланника. Тот почувствовал, что через мгновение вновь произойдет что-нибудь не то, но не успел ничего сделать. Абсолютное желание снова оказалось загаданным.

– Что-то я не вижу никаких изменений, – самодовольно улыбаясь, проворковал Ал.

– Сейчас увидим, – мрачно отреагировал Учитель. На этот раз выражение его лица было легко различимо. По тому, насколько оно выглядело озабоченным, Ал понял, что ситуация критическая. Его Спарринг-партнер опасается, как бы события не вышли из-под контроля. Но почему, ему оставалось только догадываться.

Видя, что Темный озирается по сторонам, он последовал его примеру и охнул. Половодье цветов как корова языком слизнула. Сначала исчезли розы, тюльпаны и все другие цветы, за которыми нужно было особенно тщательно ухаживать. Какое-то время оставались полевые. Потом и они исчезли. А дальше все пошло по нарастающей. Стены испещрили молнии трещин. С треском и грохотом разбивающегося стекла и падающих металлоконструкций посыпался потолок. Чудо

– Скорее, – дернул упирающегося Ала за руку Зверь. – Спасаемся. Бегом. Быстро.

Они еле успели выскочить наружу, как здание завалилось. На месте цветочного рынка возвышалась груда развалин, над которой поднималось вонючее серое облако строительной пыли. И это было только начало. Всюду происходило примерно одно и то же. Здания, дороги, коммуникации – вся инфраструктура города стремительно деградировала. Все приходило в негодность.

– Но почему? – застонал Ал. – Я же хотел, как лучше. Что я такого пожелал не так?

– Всем людям вокруг стало хорошо. Они сделались счастливыми. Как было загадано. Насиловать себя, ходить на работу, вкалывать, что-либо делать, стало ни к чему. И все замерло. Остановилось. Заводы, фабрики, транспорт, энергетические установки. В общем, все. И начало разваливаться. Все быстрее и быстрее.

Но не только. О медицине, здравоохранении, профилактике люди тоже принялись забывать. Зачем? Ведь им хорошо. Они счастливы. И тысячи жизней начали уносить невиданные ранее болезни, эпидемии, мельчайшие хвори, для спасения от которых некогда хватало нескольких уколов.

Но и это не все. Дети перестали рождаться. Ведь за ними надо было ухаживать. О них нужно было заботиться. А для чего? Ведь всем хорошо. Люди счастливы и беззаботны.

Этап первый – стремительное старение населения. Второй – вырождение. Третий – уход человека с исторической сцены. Все, о чем я говорю, прокручивается теперь перед нашими глазами в ускоренном темпе.

– Так что же делать? Все? Катастрофа? Людей не спасти? Нашей цивилизации конец? И все из-за того, что я возжелал глупость? Захотел неосуществимого? Не просчитал последствий? Так?

– Нет. Не совсем. На этот раз потерь уже не избежать. Желание было несколько более замысловатым, чем предыдущие. Но отмотать ситуацию назад еще можно. Только при одном условии. Если понять, из-за чего все вокруг рушится. По тону вопросов чувствуется, что прогресс есть. И ощутимый. Значит, не зря. Чудо

– Торжественно отказываюсь от того, чтобы мои желания исполнялись. Хочу врубиться. Хочу освоить, как поступать так, чтобы из-за желаний никому не было больно. Чтобы желания приносили пользу. А не вред.

– Слова не мальчика, но мужа. Самое сложное – осознать, что для исполнения желаний нужны тысячи, десятки тысяч или даже миллионы малюсеньких взаимодополняющих скоординированных шагов. Что исполнение может быть только постепенным. Растянутым во времени. Системным. Управлять им – искусство. Дар. Редчайший. Но самый важный и востребованный. Чудо

– Я так понимаю, что это не просто сотрясение воздуха? Речь о формальном предложении? Похоже, я готов был бы его рассмотреть.

– Да! Нам нужны те, кто готов будет, оставаясь за сценой, подправлять человеческие желания. Предотвращать худшее. Ослаблять негативные последствия. И работать, работать, работать над тем, чтобы складывать из нужных элементов, из тысяч и миллионов «если» удивительную мозаику, которая позволяла бы человеческим желаниям осуществляться. Вы готовы положить свою жизнь на это?

– Спасибо за науку. Хорошо. Я попробую. Я хочу попробовать. Моим единственным желанием отныне будет стремление научиться делать так, чтобы у людей получалось.

– Вот и по рукам. Приступайте. У вас есть все необходимые полномочия. Почти неограниченные…

Рассказанная история заканчивается вполне благостно и благополучно. Зло повержено. Добро торжествует. Чудо

Что касается ситуаций в странах. ситуация отнюдь не такая однозначная. И с ними все будет в порядке. Но только при соблюдении тех же самых условий.

Если абстрактные желания удастся взять под узду. Получится не повторять сделанные ранее ошибки. Если вкалывать так, как еще никогда не трудились, и складывать, складывать, складывать из мозаики целостную картину осуществления задуманного. Чудо

Читайте также Как это – cтать счастливым?

Источник
Оцените статью!
Поделитесь с друзьями!
Творение РЕАЛЬНОСТИ
Понравилась статья? Поделись с друзьями!

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности.

  1. Артём

    Очень интересный рассказ. Мне очень понравилось!

    Ответить
    1. Ольга

      Благодарю!

      Ответить
  2. Марина

    Замечательная чудесная иcтория!

    Ответить
    1. Ольга

      Благодарю!

      Ответить
  3. Наталия

    Читала не могла оторваться. Очень интересный рассказ, а главное какой поучительный. Наши желания действительно имеют необыкновенную силу, а в мире все имеет свою цену

    Ответить
0
    0
    Your Cart
    Your cart is emptyReturn to Shop